"Очень сильно изменился заказчик"


 
Надежда Штрымова за десять лет практики оценила преимущества хорошей подготовки,  разработала правила успешной работы и признаки тех заказов, от которых стоит отказаться.

Не с первой попытки
Вообще-то я хотела заниматься живописью, но с первого раза не поступила. Преподаватели, которые готовили меня к экзаменам по рисунку и живописи, работали в «Национальном институте дизайна» и посоветовали мне поступить туда. «Походишь годик, подтянешь рисунок и живопись, а потом...» Я так и сделала. Но учеба так меня увлекла, что «потом» кардинально поменяло направление.

Наш институт на тот момент существовал всего несколько лет, а отделение дизайна интерьеров набирало всего второй поток. Учились мы вместе с первым, потому что группы были маленькие — не больше восьми человек. Мы требовали, чтобы нам общеобразовательные предметы меняли на специальные. Система была очень гибкой и преподаватели советовались с нами при составлении расписаний: физкультуру меняли на допольнительный курс шрифтов, экологию – на курс макетирования и так далее. Поэтому профильные предметы, я считаю, нам преподали лучше, чем где бы то ни было.

И это правильно, потому что диплом дизайнера сам по себе в процессе работы никакой погоды не делает. И кто тогда знал Национальный институт дизайна? А вот хорошая подготовка – другое дело.

Одной ногой
Сейчас я думаю, что предложи мне кто-нибудь повторить этот эксперимент сейчас, я бы отказалась. Заниматься пять с половиной лет? Когда есть различные короткие курсы, школа «Детали», которые за короткий срок свою функцию отлично выполняют? С другой стороны, я все это изучала – историю искусств, история архитектуры, дизайна, интерьера.  Этот багаж, несомненно, пригождается в работе.

И вот так я пассивно училась 2,5 года, и только на третьем курсе меня осенило. Во время празднования Нового года я сломала ногу, довольно долго сидела дома. Курсовую я пропустила. И, видимо, что-то за это время произошло с моим сознанием: я поняла какой интересной профессии я обучаюсь — я даже переделала полностью курсовой проект.

Вот так – хлоп! И я стала заниматься созданием интерьера.

Первый клиент
Мне предстояло защищать диплом, и я нашла архитектурное агентство, которое дало мне реальный объект, чтобы защитить его как дипломную работу. После защиты меня пригласили в это агентство работать. Но я так устала – сначала сломанная нога, накопившиеся долги из-за несданной вовремя сессии, потом дипломная работа – и решила отдохнуть хотя бы месяц-другой. А когда собралась выходить на работу, мне сказали: «Ты знаешь, мы тут не защитили один тендер… Тебя брали под него...» В общем, извините – не вышло.

У меня началась паника – срочно нужно было искать другое место. Я лихорадочно начала проходить собеседования, обошла много мест, пока не попала в компанию «DS design», которая принадлежала тогда Вячеславу Хомякову. Там-то я и осталась работать, и получила первый самостоятельный проект как архитектор, не смотря на то, что была по образованию дизайнером.

Это была квартира площадью 190 метров на Рублевке, принадлежала она одному из правительственных чиновников. Все было очень серьезно и потому мне было очень страшно. Мне просто дали альбом с проектами и сказали: сделай так же. А где взять навыки? Я всех в компании замучила вопросами. Меня посадили одну в огромный кабинет, чтобы задать кому-нибудь очередной вопрос, мне надо было пройти длинным коридором через курилку. Я до сих пор общаюсь с людьми, с которыми там познакомилась, и они мне говорят: «Молодец, Надя, ты правильно делала, что нас тогда мучила». Но в тот момент я чувствовала себя как кость в горле.

Опыт
Проект занял два месяца, потом я еще год строила эту квартиру, и все получилось очень хорошо, хотя мне очень не хватало опыта.  Когда ты первый раз надзираешь над стройкой… К тебе подходит прораб, который тысячу объектов построил, и спрашивает: «А вот как мне этот узел выполнить?» А я откуда знаю? Но признаваться-то нельзя – задавят авторитетом. И я говорю: «Ну, сейчас я запишу все вопросы, а завтра привезу чертежи».

Сейчас мне не надо выполнять чертежи по всяким мелочам – я многое решаю на месте. Но в тот момент мне надо было вернуться в мастерскую, залезть в интернет,  спросить каких-то знакомых  или порыться в своих записях. В общем, раздобыть информацию, перевести ее в графическую форму и привезти на стройку.  Это была хорошая школа, я считаю, что и тут я не прогадала. Хотя ощущение было такое, что меня одну в прорубь бросили. Если я всплывала и просила: «Дайте мне, пожалуйста, веревочку», мне ее давали со словами: «Вот тебе веревочка, выплывай как сможешь».

Профессиональные секреты
У меня сложившийся стиль работы, он заключается в том, что у меня есть свои строители, высококлассные, они строят «на совесть», они не курят на объекте, они всегда убирают за собой, они следят за той работой, которые выполнили другие подрядчики. У меня в проектах обычно много столярных работ – соответственно мои строители должны находить общий язык со столярами. То есть все подрядчики должны находиться в одной плоскости и взаимодействовать между собой.  Я, со своей стороны, готова предоставлять поток заказчиков, если они готовы работать в таком ключе.

Еще одно правило: мои клиенты в основном никогда не занимаются стройкой, они общаются преимущественно со мной.

Сарафанное радио
Не знаю, что скажут другие дизайнеры, но ко мне заказчики приходят только по рекомендации моих постоянных клиентов. Есть какие-то звонки после публикаций в журналах или после телепередач, но я уже знаю: люди, которые пришли ко мне, прочитав журнальную статью, не останутся. Более того, бывает так, что заказчики приходят хоть и по сарафанному радио, но как бы с другой стороны – от столяров, от строителей. Это тоже практически тупиковая ветвь – если я с ними и работаю, то на уровне разовых работ. Мои постоянные заказчики – те, кто приходит от моих постоянных заказчиков. Это самая лучшая реклама.  Потому что люди, приходя к своим друзьям в дом, видят, что сделано и как, и могут узнать у них все нужные подробности.

От каких заказов я отказываюсь
Я отказываюсь от заказа, когда вижу, что человек ничего не хочет. Обычно такие люди со скучающим видом говорят: «Ну я не знаю… а вы удивите меня!» Но я понимаю, что им ничем не угодить, что бы я не предложила, так как они сами не могут определиться в своих желаниях. Были у меня такой опыт, когда заказчик все время хотел что-то поменять. Я говорю: «Но вы же сами это выбрали и настояли на этом, вам это понравилось!» Теперь не нравится, уже передумали… Вот на таких людей не хочется тратить время. Им, наверное, стоит переезжать в готовое жилье, а не экспериментировать на индивидуальном дизайне интерьера.

Еще я не беру совсем маленькие квартиры, потому что люди скорее всего не поймут, за что им предлагают платить такие деньги. Я же не могу им объяснить, что сделать маленькую квартиру и сделать большую – по временным и физическим затратам примерно одно и то же. Очень маленькие квартиры я делаю друзьям. И даже если она в хрущовке, площадью 30 метров, я все равно сделаю. Но там будет несколько другой подход.

Клиент, от которого хочется уйти
У меня один раз был такой – хотелось с ним расстаться «на полдороги», и я уже собиралась так и сделать, но решила разложить эту ситуацию на картах. Карты сказали, что мне не нужно от него отказываться. Я продолжила работу – и не прогадала.

Бывают у меня заказчики, от которых надо бы отказаться, но я привыкла доделывать работу до конца, и если я заключила договор, я, конечно, его выполню. Другое дело, что я, может быть, не возьмусь за реализацию проекта, и за следующую работу не возьмусь с этими людьми.

Был еще один случай – я работала в компании, это была вторая компания на моем веку, именно здесь я поняла, что уже могу работать самостоятельно, ничего не боясь. Я по характеру человек скорее робкий, но эта компания из меня всю робость выбила своим непрофессионализмом. Там каждый человек отвечал за свой фронт работы. «К пуговицам претензий нету?» Значит, все.  В нашей совместной работе я была мозгом, они – щупальцами, но эти щупальца ничего не делали. Конечно, ничего хорошего из этого не вышло, я в результате разругалась не только с компанией, но и с клиентами, они собирались судиться, но не стали, потому что покинули страну. Вернулись года через четыре и позвонили мне. За это время их семья сильно выросла, квартиру переделали под новые задачи, сделали все классно, и теперь у меня отличные отношения и с этими заказчиками, и со строителями, с которыми они меня познакомили.

10 лет спустя
Очень сильно изменился заказчик. Раньше информации не было. Никто не знал, что сколько стоит, какие материалы бывают, какие фабрики существуют и что они производят. То есть компания, у которой все грамотно было поставлено, могла очень хорошо зарабатывать. А главное – дизайнеров нанимали в основном только очень состоятельные люди. Сейчас дизайнеров нанимают все, сейчас очень свободный рынок, много дизайнеров и клиентов разного уровня. А главное  — все очень прозрачно.

Почему у меня не прибавляется заказчиков после публикаций в журналах? Это другой поток, не мой. На каждого дизайнера найдутся свои клиенты. На каждый интерьер найдется свой уровень отделочных материалов и мебели.

Что еще изменилось – глобализация наступила на дизайн интерьеров. У меня есть друг, классный краснодеревщик. Раньше он только вручную все выполнял — было красиво, но дорого. Еще лет пять назад он уверял, что никогда не будет пользоваться ЧПУ — станок, который копирует сделанную заготовку. Говорил: «Нет, у меня все серьезно и по-взрослому». А сейчас почти нет клиентов-перфекционистов, которым это нужно. Раньше – были. И готовы были платить деньги за то, что он все сделает вручную. А сейчас… Может быть, один найдется на всю страну. Ему пришлось купить этот станок, резать, и только потом доделывать вручную. И то получается финансово недостижимо для многих. Все изменилось.

Текст подготовила Татьяна Филиппова
Не забудьте оценить пост! Поставьте - или +! Авторы лучших постов получают призы!

1 комментарий

avatar
хорошее интервью. Очень грамотно описан рынок. Спасибо.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать. Либо воспользуйтесь формой Facebook или "ВКонтакте" (в мобильной версии недоступно).