Вне зоны доступа. Усадьба сахарозаводчика Харитоненко на Софийской набережной



На Софийской набережной, напротив Кремля, в бывшей городской усадьбе сахарозаводчика Харитоненко долгие годы располагалось посольство Великобритании, а сейчас, с постройкой нового здания и переездом посольства, особняк является резиденцией посла Великобритании.

Особняк ведет свою историю с 70-х годов XIX века – именно в это время фирма «И. Г. Харитоненко и сын», крупнейший поставщик сахара в Москве и Петербурге, купила на Софийской набережной владение № 14, устроив в его флигелях и постройках склад своей продукции.  Прошло чуть более десятилетия, и в 1891 году основатель фирмы Иван Герасимович Харитоненко обратился в Московскую Городскую управу с просьбой разрешить ему строительство нового каменного дома и двух флигелей. Разрешение дали, и Харитоненко заказал проект В. Г. Залесскому, которому удалось органично вписать новое строение в уже сформированную застройку, не нарушив единый характер набережной. Архитектор спроектировал особняк дворцового типа, сохранив при этом московский масштаб.



Фасады здания (а они, как и интерьеры особняка, дошли до нас в первозданном виде) выдержаны в соответствии с господствовавшими в русской архитектуре того времени эклектическими тенденциями и имеют богатый пластический декор, заимствованный из французской архитектуры XVIII-XIX веков. Парадный двор отделяет от улицы кованая фигурная ограда. До настоящего времени на воротах сохранилась табличка с именем владельца. Перед домом — небольшой партер.





После смерти И. Г. Харитоненко в 1891 году хозяином особняка стал его сын – Павел Иванович Харитоненко, достойно продолживший все дела и начинания своего родителя. Личность этого человека заслуживает отдельного описания. Павел Иванович получил хорошее образование, посещал лекции в Гейдельбергском университете в Германии, обладал знаниями в области экономики и естественных наук. Получив от отца богатое наследство (11 имений, сеть контор торгового дома, мощное сахаро-рафинадное производство на Украине, семь сахарных и один рафинадный завод, которые в те времена оценивались в 60 млн. рублей), он сумел поднять семейное дело на новую высоту. Производство и технологии постоянно модернизировались, велись селекционные работы, изучался иностранный опыт ведения производства. Торговый дом Харитоненко, годовой оборот которого превышал 20 млн. рублей серебром, снабжал сахаром чуть ли не полстраны; представительства фирмы имелись в Москве, Харькове, Петербурге, Томске, Новосибирске, Владивостоке и даже в Персии. Предприятия Харитоненко получали высокие награды на промышленных и сельскохозяйственных выставках в стране и за рубежом, а на Всемирных выставках в Париже и Глазго в 1900-1901 гг. фирма имела собственные павильоны, которые проектировал Федор Шехтель.

На гербе Харитоненко отражены все сферы его деятельности: жезл указывает на заслуги на поприще торговли и промышленности, колосья символизируют успехи в области сельского хозяйства. На дворянском гербе, пожалованном П. И. Харитоненко и его потомкам указом Николая II, написано: «Трудом возвышаюсь». Талантливый предприниматель, один из крупнейших сахарозаводчиков и землевладельцев России, П. И. Харитоненко был и крупным меценатом. «Богатый, как Крез, щедрый, как Меценат» — так говорили о нем современники. Павел Иванович был избран первым председателем основанного в Москве в 1913 году Общества Друзей Румянцевского музея (сегодня — Музея изобразительных искусств им. Пушкина) и почетным членом Императорской Академии художеств в Петербурге. Многие годы он состоял директором Московского отделения Императорского Русского музыкального общества, в ведении которого находилась Московская консерватория, где на средства Харитоненко обучались 20 студентов. Павел Иванович и его супруга Вера Андреевна занимались попечительством учебных заведений, делали крупные денежные пожертвования больницам, детским приютам, помогали в строительстве церквей и благоустройстве селений. За свои многочисленные благодеяния и пожертвования меценат неоднократно награждался различными орденами и почетными званиями.
Все члены многочисленной семьи Харитоненко были прихожанами храма Софии Премудрости Божией в Садовниках, находящегося недалеко от особняка, а сам Павел Иванович десять лет был его церковным старостой. Одновременно со строительством нового дома, в благодарность за излечение дочери он построил новую трапезную храма вместо обветшавшей старой. Впрочем, вернемся к особняку. В 1911 году архитектором М. Гейслером со стороны внутреннего фасада было пристроено помещение зимнего сада. Что касается интерьеров дома, то для их создания Харитоненко, к тому времени уже ставший миллионером, пригласил модного архитектора Ф. Шехтеля, который, как известно, в своем раннем творчестве отдавал предпочтение «готическому» стилю.



Композиционным центром дома явилась парадная лестница, ведущая в помещения второго этажа. Парадный вестибюль отделан деревянными панелями. В декоре дверных порталов использованы готические детали в виде шпилей и крестообразных наверший. Обращение к готическому стилю везде – на резных потолочных балках, перилах и ограждениях лестниц, а также в предметах мебели, спроектированных архитектором специально для этого интерьера.









Справа от входа: комната ожидания для посетителей.



Слева от вестибюля находится большой зал-гостиная в три окна, служивший столовой. После того как особняк был отдан под британскую миссию, этот зал был разделен на три рабочих кабинета. В настоящее время он приобрел свои первоначальные объемы



Главное украшение столовой — великолепный, богато декорированный камин и сохранившиеся со времен Харитоненко массивные дубовые буфеты для посуды, покрытые тонкой резьбой в готическом стиле





Рядом со столовой — библиотека с антресольным этажом: семья Харитоненко обладала уникальными печатными изданиями и коллекцией рукописных книг.





Павел Харитоненко и его супруга были страстными любителями русской живописи и никогда не жалели денег на приобретение картин. В их коллекции можно было встретить картины Айвазовского, Репина, Сурикова, Поленова, Верещагина, Малявина, Васнецова и многих других талантливых живописцев, а гордостью хозяев и жемчужиной этого уникального собрания стало знаменитое полотно И. Крамского «Неизвестная » (которую многие называют «Незнакомкой»).

Автор книг по истории русского искусства К. Б. Маррелл пишет: «Павел Иванович, плативший большие деньги за собираемые им с такой любовью картины, был в близких отношениях со многими художниками, часто посещавшими его имение и московский дом. В 1911 году художник и коллекционер Илья Остроухов приводил к Харитоненко гостившего в городе Анри Матисса — посмотреть иконы и зарисовать удивительный вид на Кремль, открывающийся с балкона особняка».

В собрании Харитоненко была и богатейшая коллекция икон, считавшаяся третьей по значимости в России. В 1911-1912 годах в дни празднования 300-летия Дома Романовых часть икон экспонировалась на выставке иконописи и художественной старины в Москве. Общая стоимость всех выставленных икон оценивалась в 150 тыс. рублей. После национализации в 1920–30-е годы эта коллекция пополнила фонды музеев Москвы и Петербурга.



Парадная лестница, украшенная фигурками орла и дракона, восседающих на великолепных дубовых перилах, ведет на площадку второго этажа, решенную (что не характерно для лестничной площадки) в виде уютной гостиной с камином, в декоре которой также преобладает готика: стрельчатые завершения каминного свода, декоративные арочки на его экране, потолок с глубокими кессонами, образованными перекрещивающимися балками.



Справа и слева — подлинные старинные гобелены. Их обрамляют затейливые фигурные деревянные капители. Таким образом, у посетителя никак не возникнет сомнений, что он находится в средневековом замке, особенно в холле. После революции в особняке жили высокопоставленные сотрудники Наркомата иностранных дел. Лучшие помещения занимал заместитель наркома Максим Максимович Литвинов. Его жена Айви (англичанка, урожденная Лоу) прививала художественный вкус детям тем, что заставляла их раскрашивать акварелью настенные гобелены. Или узор инкрустированного паркета в танцзале. Эти своеобразные уроки рисования — сегодня также памятные страницы истории особняка, много повидавшего на своем веку. Причем буквально: ему чуть более ста лет. Меж тем этот паркет сам по себе бесценен. Он набран из ценных пород дерева и выложен ромбовидным орнаментом, в центре которого большой круг с узором, имитирующим роскошный ковер.





Помещения второго этажа – анфилада залов, оформленных в различных стилях. В убранстве этих залов много общего (деревянные стеновые панели, кессонированный потолок с мощными балками), но каждый из них имеет свою особенность.





В настоящее время бывшая галерея используется как столовая посольства, а стены ее украшают работы известных английских художников Д. Хейтера, Л. Филдса, У. Луэллина. Это копии старинных парадных портретов, специально выполненные для британских посольств. Неизменный интерес вызывает портрет короля Георга V, похожего на своего двоюродного брата — царя Николая II.





Сохранился живописный плафон потолка, изображающий струнный оркестр, который слушают кавалеры и дамы в одеждах XVIII века, а также два картуша над дверями.

Они были выполнены в 1893 году французским художником Франсуа Фламенгом, специально приехавшим в Москву по приглашению Харитоненко.





Рядом с картинной галереей, обращенный окнами на Кремль, находится парадный Белый зал, который носил название танцевального — самое большое и богатое помещение в доме. Приобретенная прежними хозяевами бело-золотая мебель с египетскими мотивами органично дополняют общий стиль. В Белом зале сохранился великолепный наборный паркет из ценных пород дерева с ромбовидным орнаментом, в центре которого — большой круг с узором. Венчает эту круговую композицию огромная хрустальная люстра, помпезно красующаяся в центре потолка. Стены в зале, цвета слоновой кости, и лепной потолок богато декорированы позолотой и барельефами, изображающими античные мифологические сюжеты. Большая часть мебели, с характерными для стиля директории египетскими мотивами, была приобретена прежним хозяином — заводчиком Павлом Харитоненко. А изящный, несколько кокетливый белый рояль лондонской фирмы «Данеманн» доставила сюда английская супруга «красного комиссара» — Айви Литвинова.

В этом зале выступали знаменитые музыканты — А. И. Скрябин и Ф. И. Шаляпин, устраивались домашние спектакли, о которых можно прочесть в воспоминаниях писательницы Т. Аксаковой-Сиверс: «В доме Харитоненко я участвовала в двух любительских спектаклях. Оба раза в качестве режиссера был приглашен Иван Михайлович Москвин. Думаю, что хозяевам эти затеи стоили очень дорого, так как иначе вряд ли Москвин согласился бы возиться с 16-летними актерами, не умевшими ни ступить, ни сесть на сцене»… В наши дни, продолжая музыкальные традиции прошлого, здесь часто дают концерты английские и российские исполнители.







Из танцевального зала можно пройти в две гостиные – красную (она имеет выход на балкон, с которого открывается потрясающий вид на Московский Кремль) и голубую, служившую приемной хозяйки. Розовая и Голубая гостиные исполнены совсем в ином настроении. Именно здесь ощущается дух семейственности, домашнего тепла. В Розовой стены обиты шелковым штофом в бежево-розовую полоску. В тон подобрана и обивка мягкой мебели, которая оправлена позолоченным деревом.



 О том, что Шехтель читал Дюма, мы можем только догадываться. Но то, что он бывал в замке Блуа, любимом поместье королевы Марго, — факт неоспоримый. Ибо камин в Розовой гостиной точь-в-точь такой, как в спальне Маргариты Наваррской: с изображениями саламандры и дикобраза — эмблемами Франциска I и Людовика XII.





Голубая гостиная, оформлена в неоготическом стиле. Камин здесь украшен изумительной резьбой, где мотивы средневекового рыцарства имеют вполне осязаемые скульптурные формы: круглые, сложенные из «кирпича» башни замка, вздыбленные кони, несущие одетых в доспехи воинов...







Брюс Локкарт  - видная фигура в истории дипломатических отношений между Россией и Великобританией (бывший вице — консул) в своих воспоминаниях описал званый вечер, происходивший в доме сахарозаводчика Харитоненко в январе 1912 года: «Это был огромный сказочный дворец. Волшебная страна цветов, привезенных из Ниццы, с оркестрами, игравшими в каждом вестибюле...» Прошло уже почти столетие, а дом по-прежнему поражает воображение всякого, кому посчастливилось увидеть это чудо, созданное мастером, имя которому — Федор Шехтель.



Источники текста:
Журнал «Салон» N11 (56) 2001
Журнал «Москва и москвичи» № 5-6, 2008 г.

Благодарю http://bdb-2000.livejournal.com за представленные фотографии
Не забудьте оценить пост! Поставьте - или +! Авторы лучших постов получают призы!

0 комментариев

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать. Либо воспользуйтесь формой Facebook или "ВКонтакте" (в мобильной версии недоступно).